Выбрать страницу

Десять лет назад мы с моим боссом Лидой летели в Лондон. К несчастью для моей аэрофобии, трясло нас нещадно. Чтобы отвлечь меня, Лида рассказывала мне о что-то природе турбулентности. Я напряженно внимала. Потом турбулентность стихла, но вдруг где-то на середине полета, на высоте 12 тысяч метров, совершенно неожиданно в микрофон прозвучало: “Уважаемые пассажиры, наш полет окончен”. Моё сердце ёкнуло и остановилось. Я повернулась к Лиде. Кстати, с тех пор она уже много раз заставляла слушателей падать со стульев, копируя моё тогдашнее выражение лица. Через минуту в микрофон извинились и начали сообщать привычную информацию о покупках в магазине на борту.

Так вот, к чему я это.

То, что мы привыкли называть кризисом и нестабильностью – это как турбулентность. Самолет потрясет-потрясет, но потом всё стихнет, пункт прибытия известен, время в пути известно, и вообще у турбулентности свои понятные причины и законы. Нужно просто перетерпеть и на всякий случай пристегнуться покрепче.

А то, что происходит сейчас в нашем мире – это уже не из разряда турбулентности. Это из разряда того объявления про “наш полет окончен”. Во всяком случае, это вызывает похожую реакцию. Или как если бы сказали, что самолет поменял курс, пункт назначения неизвестен, время полета неизвестно.

Неопределенность теперь – наша реальность. И касается это не только зоны падающего рубля, а вообще – такова сейчас наша жизнь, где бы мы не находились. Я работаю с людьми со всего мира, и я не могу сказать, что где-то сейчас всё стабильно, железобетонно и предсказуемо. Просто где-то сигналы сильнее, а где-то они пока не так слышны – но посмотрите на то, с какой скоростью все меняется. Кто-то знает, в каком мире мы будем жить через год, три, или пять?

И возникает вопрос, как жить, планировать и вообще не впадать в ступор от этой неопределенности.

Почему я об этом решила написать? За несколько лет жизни в подвешенном состоянии я много чего поняла про это состояние на практике. Кроме того, я вижу, как другие люди лишаются твердого берега (многие из них вполне осознанно и с моей помощью, работа у меня такая). И я подумала, что раз уж у меня есть некий личный стаж неопределенности, почему б не поделиться тем, что я об этом знаю.

О потере внутренней истории

 В 2011 году (в первый год нашего схода с привычной колеи), я заполняла какую-то форму и надолго зависла в графе “вид деятельности”. До этого у меня всегда был ответ на этот вопрос. Я рекрутер. Я основатель компании. Я эйчар. И так далее. А теперь на все вопросы людей и анкет я только пожимала плечами, и в конце концов придумала единственный ответ – “я экс-Talent manager”. И с таким ответом я жила до тех пор, пока не поняла, чем же я буду заниматься дальше.

Это был жесткач. И это то, что происходит со многими сегодня — потеря внутренней истории. Неуютное состояние, выражающееся в том, что «я не знаю, кто я сегодня, и у меня нет ответа на вопрос, кто я завтра». Уильям Бриджес, консультант по переменам, называет это disidentification.

Когда это происходит в процессе осознанной перестройки карьеры, то это нормальный этап, предсказуемый и практически неизбежный. Те, кто проходит через мои программы, знают мой термин «серая зона» и знают, чего от нее ждать.

Но сегодня я вижу, как это накрывает не только тех, кто сам включил для себя режим перемен, но и тех, кто режима перемен вообще не планировал. У кого всё было хорошо в их жизни и карьере. А сейчас не по их вине всё пошло наперекосяк.

«Это какой-то кошмар. Это что, сон? Тогда я хочу проснуться в понятном мире, где я финансовый менеджер с хорошей зарплатой и в стабильной компании. Я хочу понимать, что я и дальше им буду, как и был 10 лет до этого» — вот слова из письма, в котором так точно выражено это состояние.

У нас у всех есть внутренняя история, ответ на вопрос «кто я». И этот ответ часто очень связан с контекстом. Когда контекст меняется и правила игры тоже, у нас уходит почва из-под ног.

Если я описала ваше состояние, то я вам предлагаю попробовать отшелушить контекст. То есть просто взять и выдернуть себя из всех обстоятельств, и посмотреть на то, кто вы и что у вас есть — у вас, независимо от всех внешних событий.

Рекомендация может показаться вам простой до неприличия, но многие даже этого не делают. Итак, возьмите лист и напишите, в чем вы круты, что вы умеете и знаете, с какими проблемами вы справлялись и какие задачи умеете решать. И составьте к этому большой список доказательств. Ваших результатов. То, за что вам говорили спасибо. То, чего без вас бы не было. Вспоминайте и записывайте – в один присест может не получиться.

Это — ваш самый надежный капитал. То, что останется при вас в любом случае, независимо от обстоятельств.

Не буду подслащивать пилюлю. Может быть и так, как в этом письме:

«Мне не понравился тот, кого я увидел – я б с самим собой в разведку не пошел. Я как-то незаметно пригрелся, расслабился и несколько лет вообще не выползал из зоны комфорта. А теперь я понимаю, что после сокращения никто не покупает меня за те же деньги. Кто я теперь? Что осталось, кроме профиля в Linkedin? Я вообще кто вне стен этой работы, которой больше нет?» — отрывок из одной беспощадной исповеди. Даже если вы поймете, что с самим собой в разведку бы не пошли, это все равно хорошая отправная точка вашего роста. (Кстати, в процессе работы у этого человека потом такие бизнес-чакры открылись, и оказалось, что не все мышцы атрофировались, и есть что миру предложить…)

Еще раз подчеркну — неопределенность – это не переходный период, это наша среда обитания и новая реальность. И в ней нужно научиться жить.

Как? Идем дальше.

Выживать или развиваться? Про лучший совет в моей жизни

Летом 2001 года я искала офис под свою компанию, дело было в Новосибирске. Тогда с офисными помещениями было сложно, и после долгих изысканий у меня получилось два «живых» варианта. Первый – типичный по тем временам офис, переделанный из номера бывшей гостиницы. Убого, но бюджетно. Второй вариант – классный офис на Горького, с супер-видом, охраной, в очень престижном по тем временам здании.

По всем разумным соображениям стоило взять тот офис, что дешевле. Ведь впереди – фиг знает что. И зарплаты платить персоналу. И вообще. Как бизнес пойдет? Никто не знает. Сколько стартапов гибнут в первый год…

«Думаю, что выберу бывшую гостиницу. Начнем с этого, а потом, если всё получится, переедем в приличное помещение» – сказала я инвестору. «А какой офис ты хочешь? – спросил он. «Ха. Ну конечно на Горького, там просто нереально здорово. Но расчеты, риски и вообще стартовый период, его еще надо пережить…»

И тут он задал мне один простой вопрос: «Слушай, а ты вообще собираешься выживать …или развиваться? Просто все твои соображения звучат так, как будто твоя основная стратегия – выживать».

Тогда я задумалась и поняла, что мой внутренний выбор уже был именно таким – выживать. Я думала о непростых временах, которые предстоят, и как бы всё сделать бюджетнее, и пережить сложный первый год… И тогда я поняла, что с таким настроем я проиграю еще до того, как сделаю первый шаг на рынке. В итоге я сняла офис на Горького, который все восемь классных, сложных и успешных лет был домом для меня и моей команды.

А вам я хочу предложить ответить себе на тот же самый вопрос: какая у вас внутри сложилась стратегия – выживать или развиваться? Если вы еще не сделали этот внутренний выбор, сделайте его сейчас, потому что за этим у вас последуют две разных истории.

Попробуйте представить себе, чем они будут отличаться на уровне даже первых шагов. Просто набросайте себе по три первых шага стратегии «выживать» и стратегии «развиваться». И вы увидите разницу.

Хорошо, скажете вы. Развиваться. Но тогда следующий вопрос:

Куда развиваться, если все внешние ориентиры «поплыли»?..

Если вы знаете, чего вы хотите, то вам проще, потому что внешние ориентиры для вас не главные, ведь вы разобрались со своими внутренними. А это значит, у вас есть понимание, кто вы, что вы делаете и в каком направлении вы хотите расти.

А если такого понимания нет, то мой вам совет — развивайте в себе transferrable skills – то есть навыки, которые пригодятся в любом случае, в каком бы пункте назначения вы не оказались.

К таким навыкам я отношу всё, что связано с коммуникацией (общение, переговоры, вообще умение доносить свою мысль устно и письменно, и выступления в частности, общение с собеседником и с группой и так далее).

Второй универсальный навык, который всегда пригодится – навык эффективного мышления. Прокачайте креатив, принятие решений, анализ — продолжите список сами.

Даже если вы посвятите ближайшие несколько месяцев только этому, все равно вы растете. И вы в процессе развития, а не выживания. Развитие — это сильная позиция. Хотя бы потому, что жертвы так себя не ведут.

Но как не впасть в другую крайность?

«Парадокс Стокдейла» или почему оптимисты умирали первыми

 Я хочу рассказать вам историю из книги Джима Коллинза «От хорошего к великому».

“Адмирал Джим Стокдейл был старшим по званию среди американских военнопленных в «Ханой-Хилтоне» — лагере для военнопленных во время войны во Вьетнаме. Его пытали более двадцати раз за восемь лет его пребывания в лагере (с 1965 по 1973), он не пользовался никакими правами военнопленного, не знал своего срока освобождения, не знал, увидит ли когда-нибудь снова свою семью. Но он оставался командиром, делая все возможное, чтобы другие военнопленные, несмотря на пытки, вышли из испытаний несломленными и могли противостоять попыткам использовать их в пропагандистских целях.

Он придумывал приемы, которые помогали людям переносить пытки (никто не может сопротивляться пытке бесконечно, поэтому он разработал пошаговую систему — после X минут вы рассказываете немного, потом еще немного, так у солдат появлялись ориентиры, за которые они цеплялись, и это помогало им переносить боль).

Он придумал систему передачи информации, чтобы уменьшить ощущение изоляции, которую пытались установить тюремщики;

После освобождения Стокдейл стал первым в истории военного флота трехзвездным офицером, получившим дважды награду летчиков и медаль «За отвагу», присуждаемую Конгрессом США.

Можете понять, почему я был так взволнован в ожидании встречи со Стокдейлом.

Что же чувствовал он, когда был там и не знал, чем все это кончится?

— Я никогда не терял веры, — ответил он на мой вопрос. — Я никогда не сомневался не только в том, что выйду, но и в том, что останусь победителем, и то, что я пережил — это опыт, определивший всю мою дальнейшую жизнь, и я ни на что бы его не променял.

Некоторое время мы молчали, продолжая медленно идти по направлению к факультетскому клубу, Стокдейл прихрамывал и волочил ногу, которая так полностью и не зажила после пыток. Когда мы прошли около 100 метров, я спросил:

— А кто не выживал?

— О, это простой вопрос, — ответил он. — Оптимисты.

— Оптимисты? Не понимаю, — я был совершенно сбит с толку.

— Оптимисты. Это те, кто говорил: «Мы выйдем отсюда к Рождеству». Рождество приходило и уходило. Тогда они говорили: «Мы выйдем отсюда к Пасхе». И Пасха приходила и уходила. Затем День Благодарения и снова Рождество. И они умирали. Не выдерживали.

Мы продолжали идти молча. Затем он повернулся ко мне и сказал:

— Вот один очень важный урок: никогда не путайте веру в то, что вы победите (а вы не можете позволить себе потерять эту веру) с суровой необходимостью трезво смотреть фактам в лицо, какими бы они ни были.”

Не становитесь дежурными оптимистами! Такой оптимизм сейчас не прокатит, он по своей природе пассивный и бездеятельный. К позитивной формуле «всё будет хорошо» стоит добавить понимание ситуации и конкретные действия. Шаги. Движуху. И хотя мне еще много чего хочется рассказать вам на эту тему, пожалуй, на этом я остановлюсь.

Итак. Попробуйте переключить свой фокус с внешних неуправляемых обстоятельств на себя, на единственную область, которую можно контролировать и на которую можно влиять. Я даю этот совет моим клиентам, которые перестраивают свою карьеру. Но сейчас он актуален для всех.

А что касается внешних обстоятельств, то напомню-ка я вам, что неопределенность вовсе не означает опасность. Это ведь в равной степени и про возможности. И вот тут всё становится еще интереснее. А вы к ним готовы?

Апрель. "Карьера.Перезагрузка" в Провансе
Просто "жизнь - это сейчас". Мой 2015-й в 10 фотографиях и одном письме