Выбрать страницу

Она устало отрывает взгляд от стола, заваленного бумагами, и говорит, что закончит через полчаса, а пока просьба не мешать. Что это, если честно,  совсем неинтересное задание. Но выбора нет. Она и так провела неделю с простудой –  виной всему, видимо, стресс.

Ей 13 лет, она учится в 7 классе в достойной московской школе, куда ее с некоторым трудом  перевели из обычной московской школы. Чем отличается одна школа от другой, я так и не поняла, хотя вроде как «учителя сильнее» («никакой разницы, почти все дают материал по учебнику, тоска»,  — вздыхает она).

Ее мама много работает и много устает. Я вижу ее только в Москве, и с каждой встречей, которая происходит примерно раз в год,  она стОит всё дороже и чувствует себя все хуже — и в плане здоровья тоже. В этот мой приезд вместо одного уставшего ответственного человека я увидела двух, большого и маленького. Один ходит на работу, другой в школу.

И я задумалась – а что такое школа и к чему она готовит наших детей? Вернее, вопрос такой: если посмотреть на школу глазами меня, специалиста по карьере, к какому выводу можно прийти?

Главный вывод своих наблюдений скажу сразу — школа как система наиболее успешно готовит детей к офисной жизни конторских служащих среднего и мелкого звена. Почему? Судите сами.

malchik-obhvatil-golovu-ryadom-kucha-knig

Большинство заданий – директивные задания, которые надо просто исполнять. Они письменные, сидячие и у них ОДИН правильный    ответ. Творчество оставь для урока рисования (кстати, а они бывают в старших классах?)

Качества, которые жизненно важны для всего этого процесса – исполнительность, дисциплина и усидчивость.

Work-life balance после 6 класса становится очень похож на обычный режим работы ответственных сотрудников, которым некогда отдыхать. 6-7 уроков ежедневно, вечером какие-то неподъемные домашние задания, плюс рабочая суббота! Жить и развиваться при этом графике некогда, да и сил уже не остается.

То, что ребенка действительно интересует и хорошо получается, принимается по умолчанию. То, что получается хуже – развивается с помощью постоянного фокуса на этом дома, с помощью учителей и репетиторов. Предмет, по которому и так пять, почти никто не будет дополнительно развивать, а несчастную тройку будут мучить и вытягивать, пока она ценой неимоверных усилий не сравняется с остальными. Так мы приучаем детей к тому, что сильные стороны – это не фокус, а слабые – это области для развития. И что надо быть ровненьким со всех сторон.

В итоге всех этих усилий и разбалансированного образа жизни в конце школы появляется такой своеобразный инструмент измерения результата как ЕГЭ, который опять же слабо связан с усердием, собственным мнением и талантами. Что смешно и нелепо, подготовка к ЕГЭ проводится отдельно, потому что предмет предметом, а ЕГЭ – это свои правила, не очень связанные с тем, что изучают. И дети мирятся с бессмысленностью своих усилий, с оторванностью от результата, что уже привычно получают потом во взрослой жизни.

Дети приучаются к мысли, что логики процесса искать не надо, что за всем стоит какая-то большая система, которая знает все ответы, а ты исполняй. И люди привыкают перекладывать ответственность за себя на систему, что потом плавно переходит в то же самое отношение к компании, которая его наняла. Она и будет его развивать, ведь компании виднее.

«Бонусом» приобретается привычка быть как все, или хотя бы не особо выпячиваться из большинства. Не идти против течения.  Быстрее-выше-сильнее – ура, это ж по течению, а против – это просто быть другим, странным. Кто рискнет? Кто не убоится учителя своего? Или родителя своего?

Может быть, самое страшное – это привычка к тому, что ничего не поменять и нет выхода. А если нет, зачем его искать. Школу должны закончить все, и школа становится приговором, которым потом – уже по отработанной схеме —  становится нелюбимая работа.

Нет, самое страшное не это. Делать то, в чем не видишь смысла – вот это  — самое страшное. Живешь и делаешь то, в чем не видишь смысла. И это «нормально».

Итак, к концу школы дети уже готовы к  неинтересной работе в системе, правила игры которой принимаются ими по умолчанию, готовы терпеть любые правила и длительные часы высиживания, готовы что будет скучно, готовы к отсутствию других интересов. Такова жизнь, говорят им. Такова жизнь, говорят они сами потом. Потому что с одной стороны – школа, а с другой – родители, живущие той самой  жизнью, ругающие эту жизнь и …ничего не происходит. «У всех так».  У всех?

Я желаю, чтоб у вас всё было не так. Чтоб у ваших детей были яркие и увлеченные педагоги, которые дают небанальные уроки. Чтоб учиться было не только сложно, но и интересно. И главное, чтобы у ваших детей были яркие и увлеченные родители, которые тоже дают небанальные уроки жизни — просто потому что так живут сами. 

PS Проблема эта — интернациональная. Не верите? Посмотрите Кена Робинсона на TED Talk «How school kills creativity»

 

 

 

 

трудовые будни
сочинение на тему "как я провела лето"