Выбрать страницу

Anse Posession

В шесть утра пришел первый автобус, остановка которого как раз напротив нашего гестхауса, и это мой сигнал к подъему.  Я проскользнула на крыльцо, где стоит два маленьких кресла-шезлонга. Самое лучшее время – можно спокойно поработать с фотками и текстами.

За завтраком в восемь собралось все местное водяное общество – мы, еще русские мама с дочерью и пара французов. Лео и Ронни приветливо мечут на стол фрукты, омлет и тосты. Мы обсудили планы на день, соседи ангажируют Лео отвезти их на остров посмотреть черепах.

А у меня сегодня планы на Аnse Possession – небольшой пляжик километрах в пяти от нас. Там есть пара вещей, которые я хотела бы снять в утреннем свете, и там есть точка wi-fi.

В предвкушении счастия мы выдвинулись на рейсовом автобусе и в девять уже были на месте.  Номер автобуса 61, хотя на весь остров только пара-тройка маршрутов. По пути проезжаем новый отель Raffles, занимающий два больших склона – мини-виллы с личными бассейнами, но без признаков жизни. Открыт в феврале, говорит соседка по сиденью, но такой дорогой, что все время пустует.

Нажимаем на кнопочку с пронзительным писком – сигнал водителю к остановке. Выдав Анне ее ведра и копалки, я открыла ноутбук. Сеть есть, но не та. I-serf, на который я купила доступ, должен бить с Villa Anse Possession.  Но не бьет. Я решила зайти на территорию виллы и половить там. Через секунду передо мной возник улыбающийся хозяин с вопросом, чем он может мне помочь. Узнав, чего я тут пытаюсь найти, очень удивился. Потом предложил  воспользоваться своей точкой – и усадил в тенек.

Потом Рино (хозяин) познакомил нас со своей дочерью, ровесницей Аньки, и показал мне виллу на предмет рекомендовать ее русским. Вилла оказалась достойной, смело рекомендую. Пляж не очень купальный, хотя живописный.

Покончив с делами, я подарила Рино пачку европейских сигарет, которых здесь не найти, потому валюта. Мы дождались автобуса и поехали домой закинуть технику. И потом на пляж. К счастью, наша вилла находится в самом стратегически правильном месте – на конечной остановке перед пляжем. Один пеший подъем в горку,  метров на 400, потом спуск – и мы на Anse Lazio, на лучшем пляже в мире. Конечно, акулы немного навели тень на плетень, но если купаться за сеткой, можно не смотреть по сторонам на тему гребня.

Несмотря на огромную популярность пляжа, народу здесь никогда не кажется слишком много. Это потому, что он длинный, и на нем много скрытой под пальмами тени, где народ обычно и валяется.

Anse Lazio вечер

Тех, кто здесь впервые, сразу видно по тому, как они едва выйдя на берег, бросают сумки, и даже не раздеваясь, начинают яростно фотографировать. Потом многие лезут прямо в воду с фотоаппаратами, снимая как кого-то накрывает двухметровая бирюзовая волна.

Анька носится от волны с визгом и может без устали скакать часа три.

Самое сложное – это после купания преодолеть обратный подъем, особенно под палящим солнцем. Сегодня нам повезло – еще в самом низу горы нас подхватили добрые люди на машине. Ура, мы дома через пять минут.

Ронни, как водится, сидит на террасе геста, и сегодня у него будет дело – мы решили пообедать на вилле. Обычно мы готовим сами, но сегодня нам приготовит местный повар. Он питает к нам особый трепет, потому что мы уже подарили ему в качестве чаевых пару пачек сигарет. Через полчаса нам выносят классический сейшельский  обед –  рис, жареное рыбное филе в креольском соусе и салат из морковки и капусты. Креольский соус – это томат с тушеным луком и овощами, с добавкой соевого соуса, как я полагаю. Нас надо принять в общество чистых тарелок, решаем мы после обеда.

А пока ждем еду, Егор рассуждает об упущенных бизнес-возможностях. На самом деле, мало кто догадается, что здесь есть ресторан. Вывеска давно выцвела, да и написана какой-то нечитаемой вязью. Никаких меню снаружи, никаких накрытых столов, чтоб понять, что здесь кормят. А между тем, весь пассажиропоток на Anse Lazio проходит как раз через эту точку. Егор кидает идею рекламировать ресторан на пляже и даже запустить доставку людей на ланч, продавать take-away, повесить хорошую наружную рекламу. Тем более что ресторан открыт весь день, повар обычно скучает на террасе, и управляющий-официант Ронни тоже целыми днями медитирует на дорогу. Но стоит ли нарушать эту гармонию?

После обеда каждый занят своими делами – учебой, чтением и мультиками.

Вечером у нас запланирован закуп продуктов – а это значит, надо ехать в магазин за 10 километров. Ронни везет нас. Дорога вдоль моря на закате так хороша, что болтать даже не хочется. По пути попадается еще один супермаркет, но мы в него не идем – как сказал Ронни, здесь работают нечестные люди, и продают белым товары с тройной наценкой. Как это возможно? Все просто, в магазине, как правило, не указаны цены.

Мы собрали свою нехитрую продуктовую корзину: привозные яблоки и морковь, рис, соевый соус, мед, оливковое масло, мюсли, кусочек местного сыра, пятилитровка воды. Индус-кассир (все магазины держат индусы) произвел в уме некоторые вычисления и выдал нам цифру счета – около 1800 рублей по-нашему. Это честный человек, сказал рядом стоящий Ронни, наш залог справедливости, и мы заплатили по счету.  Большинство других покупателей расписывались в долговой тетрадочке. Нет денег.

На обратной дороге я в очередной раз посокрушалась на тему невозможности купить местные фрукты. Конечно, за завтраком  Лео подает щедрую порцию папайи, бананов и манго. Но мы хотим еще. Ронни все выслушал и просто сказал, что принесет нам сегодня что-нибудь. И принес гигантскую папайю, которую я одна и съела (дети не стали). Наверно, у меня была папайная недостаточность. Острая.

…В 6:30 уже темно. Жизнь замирает. Только собаки заходят на огонек, да летающие лисы попискивают сверху. Егор собирает пучок лемонграсса, и мы завариваем на террасе чай. Я жду самого важного  – звонка из Парижа. Обычно он начинается с вопроса – «Путешественники, вы там все живы-здоровы?» И я начинаю рассказывать  как прошел  обычный летний день, 14 октября.

 

сейшелы. был хороший день.
сейшельский дневник. про пиратов.