Выбрать страницу

Это история из книги The positive principle today. Ее перевела моя подруга Надя Юминова, за что ей огромное спасибо. Приятного прочтения!

Моя мама понятия не имела, где находится Америка. В тот день я спросил ее: «Мама, я хочу поехать в Америку чтобы поступить в колледж. Могу я рассчитывать на твое благословение?» «Конечно» — сказала она. «Можешь ехать. Когда ты собираешься отправиться?» Я не хотел, чтобы у нее было время обнаружить, что Америка на самом деле страшно далеко, так как боялся, что она передумает меня отпускать. «Завтра», — сказал я. «Я приготовлю тебе с собой кукурузных лепешек, чтобы тебе было, чем питаться в дороге», — сказала она.
На следующий день я покинул свой дом в Восточной Африке. У меня была с собой только та одежда, в которой я ушел – шорты и рубашка цвета хаки. Я нес с собой два своих сокровища – Библию и копию «Путь Пилигрима». Еще у меня были с собой те лепешки, которые дала мне с собой мама. Моя цель была от меня на расстоянии целого континента, и еще нужно было пересечь океан, но я не сомневался, что я достигну ее. При этом я даже понятия не имел, сколько мне точно было лет. Такие вещи не играют большой роли в местах где время всегда одно и тоже. Полагаю, мне было 16 или 18 лет. Мой отец умер, когда я был очень маленьким. Моя мать посещала проповеди мессионеров, таким образом, наша семья стала христианской. Также от миссионеров я усвоил, что я вовсе не являюсь жертвой обстоятельств, я осознавал, что я могу ими управлять. Главным уроком, который я вынес было то, что я обязан использовать максимум тех талантов, которые есть во мне, чтобы улучшить жизнь других людей. Но чтобы сделать это мне нужно было образование.
Я читал об Америке. Я восхищался жизнью Авраама Линкольна, человека, много страдавшего от своей идеи – освободить людей от рабства. Я постепенно осознавал, что в Америке я смогу пройти обучение, и получить возможность подготовить себя к тому, чтобы стать подобным лидером в собственной стране. Я собирался добраться до Каира, где мне возможно удалось бы сесть на корабль, отплывающий в Америку. Каир находился в 3000 миль (прим.1 миля = 1,8 км) от моего дома, расстояние, которое я даже не мог осознать, и я   наивно полагал, что смогу пройти эту дистанцию за каких-то 4-5 дней. Но через   4-5 дней я все еще находился всего в 25 милях от дома. Моя еда закончилась, у меня совсем не было денег, и я не знал, что мне делать за исключением того, что я должен продолжать свой путь. Я разработал план путешествия, по которому и жил в ближайший год.  Деревни обычно находились в 5-6 милях друг от друга. Я доходил до деревни к полудню и спрашивал – что я могу сделать за еду, воду и местечко, чтобы поспать. Если было возможно, то я оставался на ночь, затем продолжал свой путь к следующей деревне рано утром. На самом деле я был абсолютно беззащитен перед дикими зверями, но хотя я не раз слышал их по ночам, они никогда не подходили ко мне. Малярийные комары, были моими постоянными соседями, и я часто болел.
К концу года я прошагал таким образом около 1000 миль и добрался до Уганды, где одна семья приняла меня, и я смог найти работу по изготовлению кирпичей. Я оставался там около 6 месяцев и отправил маме почти все заработанные деньги. В Кампале я неожиданно наткнулся на перечень Американских университетов. Я открыл его наугад , и попал на «Skagit Valley College, Mount Vernon, Washington». Я слышал, что американские колледжи иногда дают стипендию на обучение талантливым нуждающимся студентам, и я написал им и подал заявку. Я осознавал, что скорее всего мне откажут, но меня это не смущало – я писал бы еще и еще в другие университеты, пока не получил бы ответ, который был мне нужен. 3 недели спустя я получил ответ, что колледж готов предоставить мне стипендию и помочь с поиском работы. Переполненный радостью я отправился к местным американским властям только для того, чтобы услышать, что подтверждения университета совершенно недостаточно. Необходим был паспорт, а так же деньги на дорогу туда и обратно – чтобы мне дали визу. Я написал властям своей страны, с просьбой выдать мне паспорт, но получил отказ, поскольку я не мог сообщить дату своего рождения. Потом я написал миссионерам, которые учили меня в   детстве, и благодаря их усилиям в конце концов получил пасспорт. Но я по-прежнему не мог получить визу, поскольку у меня не было денег на проезд туда и обратно.
Все еще не получив никаких гарантий, я продолжил свое путешествие. Моя вера в успех была столь сильна, что я истратил остатки своих денег, чтобы купить первые в моей жизни туфли. Я знал, что не смогу ходить босиком в университет в Америке и носил туфли   с собой, чтобы не испортить их. Я пересек Уганду и вошел в Судан пешком.  Деревни встречались теперь не так часто, и люди были гораздо менее приветливы. Иногда мне приходилось пройти по 20-30 миль в день, чтобы найти место для заработка и отдыха. В конце концов я добрался до Хартума, там я узнал, что в городе есть американское консульство. Еще раз пришлось мне выслушать, что требуется для получения визы, но на сей раз консул проявил ко мне участие и написал в колледж о моем положении. И помощь пришла. Студенты, прослышавшие о моей решимости учиться, собрали деньги, которых мне должно было хватить на проезд – 1700 долларов. Я был бесконечно благодарен и переполнен радостью – значит я не ошибся в своих американских сверстниках – они готовы помочь, и мы станем друзьями. Новость о том, что я прошагал около 2500 миль и потратил около 2-х лет быстро облетела Хартум. Меня навестили коммунисты и предложили мне обучаться университете в Югославии – абсолютно бесплатно, но я отверг их предложение, сказав: «Я – христианин, я не могу обучаться там, где меня сделают безбожником». Они начали запугивать меня тем, что в Америке я столкнусь с расовой дискриминацией, но я был достаточно начитан, чтобы знать, что это преувеличенные слухи.
И вот, наконец, после многих и многих месяцев пути, одетый в свой первый костюм, со своими 2мя книгами под мышкой я добрался до Skagit Valley College . Говоря свою приветсвенную речь студентам университета, я поделился своим желанием стать премьер-министром своей страны.     Студенты заулыбались. Я хотел знать – сказал ли я что-то слишком наивное? Я так не думал. Господь помог мне стать студентом американского колледжа, воплотить мечту деревенского мальчишки из глубин африканского континента. И моя мечта возглавить мою страну, возможно, тоже когда-нибудь станет реальностью»
от Нади: Что же случилось дальше с парнем по имени Легсон Кайира? Я порылась в Интернете. Сейчас ему примерно 65 лет. Он — заслуженный профессор Кэмбриджского университета, преподает политологию.
Хорватия - прикладная информация для будущих гостей
7 вещей, от которых я уже свободна